недвижимость Сибири
Для болельщиков

Александр Быков: Если и кричу на людей, то по делу!

cr3a3347Откровенно обо всём. Так сложился наш разговор с исполнительным директором хоккейного клуба «Ермак» Александром Быковым.

Кто-то его любит, кто-то совсем наоборот. Но, уверена, даже недруги ценят в нём неистовое трудолюбие, упорство в достижении целей и ничем не убиваемый оптимизм. В конце концов, именно с Быковым связана целая веха в развитии ангарского хоккея.

— Александр Георгиевич, всегда рада с вами пообщаться. На этот раз первым делом хочется спросить: как настроение у директора ХК «Ермак»?

— Боевое. Но ясное дело: когда команда выигрывает — настроение отличное, когда проигрывает — так жизнь не удалась! В этом сезоне мы показываем нестабильную игру, так что настроение прыгает.

— Это точно. Какие-то команды в чемпионате ВХЛ надёжно сидят в конце турнирной таблицы, другие постоянно в авангарде, а наша команда гуляет по таблице. Не знаешь, где «оранжевые» через неделю окажутся. С чем вы связываете такие прыжки? После громкого проигрыша вы сняли с должности главного тренера. Он во всём виноват?

— Не могу сказать так однозначно. Но Сергей Душкин не соотнёс канадскую систему тренировок с подбором игроков, хотя сам перед сезоном занимался отбором. Он предпочёл новую для нас систему игры, канадскую, построенную на молниеносных передачах: бросают, бегут и добивают. Но она предполагает наличие в команде чётких исполнителей, а с ними у нас как раз были проблемы. Сегодня система перестраивается. Ниже двадцатого места мы опускаться не должны. — Можно ли это считать задачей для команды — не опускаться ниже двадцатого места? Или всё-таки цели у нас более амбициозные? — Я имею в виду причины увольнения главного тренера. Первое — мы слишком опустились в таблице, а второе — мы вели совершенно безвольную игру. После проигрыша со счётом 7:1 стало окончательно ясно: тренер не управляет командой.

— Для вас как директора это было последней каплей?

— Да. Я пытался даже во время того чёрного матча взбодрить ребят по телефону, но ничего не помогло. Два последних периода тренер просто сидел на трибуне. Я его отстранил, попросил отпустить ситуацию. Подумал, может, сам главный тренер мешает игре. Но и это нас не спасло.

— В каких отношениях вы расстались с Душкиным? Он был готов после такого провала уйти с руководства?

— Конечно. Каждый тренер готов к уходу после такой игры.

— У него были какие-то проблемы во взаимоотношениях с командой. Может, не хватило авторитета?

— Отношения у него были такие: начальник — подчиненный. А у нас такое не проходит. Нужно быть в диалоге с ребятами, на одной ноге.

— А это нормально, когда в разгар сезона в команде идут такие серьёзные кадровые перестановки? Не похоже ли это на панику?

— Это нормально, и никакой паники у нас нет. Ребята, конечно, были очень расстроены во время провала в Перми. Я тут же после матча взял билет, прилетел к ним, и в Нижнем Тагиле на трибуне поддерживал команду, там нам удача улыбнулась, мы выиграли.

— А потом приехали и всухую проиграли. Да и новую выездную серию в Пензе с новым тренером Игорем Жилинским начали с провала.

— Это и говорит о нестабильности нашей игры.

— Можно ли сказать, что в ВХЛ, да что уж, в России, недостаток хороших тренеров, из которых можно выбирать?

— Знаете, опытные тренеры, которые в прошлые времена добивались успехов, побед, в этом сезоне проигрывают. Я к тому, что виноваты не только тренеры. Команда — это сложный механизм, из многих составляющих. Это финансирование, подбор игроков, тренеров, перелёты-переезды, питание, образование игроков, усталость, травмы. Ангарск — небольшой город, и у команды не самое лучшее финансирование. И мы стараемся, исходя из имеющихся средств, подобрать хороших тренеров и игроков, которые умеют играть.

— Финансирование — отдельная тема. Клуб «Ермак» и болельщики наверняка считают, что его недостаточно. Но многие другие ангарчане уверены: нечего давать столько денег на спортивную команду во время экономического кризиса.

— Я понимаю, что сегодня экономика и у города, и у региона в целом сложная. «Ермак» из бюджета Ангарска получает 65 миллионов рублей. Это не много для команды, которая играет в Высшей хоккейной лиге. Немного мы сами зарабатываем на рекламе и на билетах. В прошлом году продали одного игрока, сейчас ещё одного готовим.

— По поводу продажи игроков… Не один год ходят разговоры, что, мол, мы команду составляем из легионеров, а свои кадры не растим.

— Да, у нас есть своя хоккейная школа. Однако последние годы мы никак не могли подвести молодёжь под команду мастеров. Проблема в тренерах, которые могут растить чемпионов.

— Неужели в последние годы у нас не было юных звёздочек?

— Нельзя сказать, что их не было. Много талантливых ребят из набора 1995 года рождения. Команда из мальчишек 1996 года рождения вообще полным составом уехала в Питер. Разъехалась по другим городам команда 1998 года рождения.

— Ну вот! Почему же так происходит? По каким причинам наши воспитанники целыми командами разлетаются из Ангарска?

— Это как раз и понятно. За лучшей долей. Однако в этом году мы, надеюсь, заложили фундамент для будущих свершений. Получилось создать команду из ребят 1999-2000 годов рождения, которые сегодня играют за Ангарск в ЮХЛ (Юниорской хоккейной лиге). Тренирует их тоже наш воспитанник, который долгие работал в Хабаровске, ангарчанин Олег Днепровский. Он сумел собрать команду, месяца три их тренировал, и сегодня мы видим, что пошли результаты.

— Получается, есть надежда, что эта команда когда-нибудь вольётся в ряды мастеров?

— Мы сейчас взяли из «молодёжки» двоих ребят и присматриваемся к ним. Конечно, нужно продолжать серьёзно заниматься селекционной работой.

— Каким одним предложением вы можете сегодня обозначить игру нашей команды? Какой фразой?

— Команда «Ермак», несмотря ни на что, находится на подъёме.

— Всё-таки на подъёме? Эта фраза связана со сменой главного тренера, с вашим самовнушением?

— Нет, это связано с тем, что идёт работа. Только-только пришёл новый тренер, ему нужно хотя бы немного времени, чтобы осмотреться, нельзя судить по одному выездному матчу. В конце концов, он попал с корабля на бал: только приехал в Ангарск — и сразу же нужно было вылетать в Пензу. Мне кажется, упав в грязь, ребята осознали, поняли, что в этой грязи быть не хотят. Они стараются, они работают, ложатся под шайбу. Мы договорились с ними, что тот, кто не хочет играть — пожалуйста, дверь открыта, — может уходить. Но если уж остался, то бейся насмерть!

— У вас сейчас идут передвижки, значит, кто-то всё-таки ушел?

— Ни один сам не ушел. Бывали годы, когда уходили. Так, ушли Смирнов, Майданюк, Рогов. Сейчас мы сами отчисляем, есть пять-шесть запасных игроков, которые находятся на подходе к основному составу.

— То есть вы позитивно смотрите в будущее?

— Конечно. Многие болельщики не видят, какую работу сейчас мы проводим, а я вижу. Команда в хорошем физическом состоянии, одна из лучших в лиге по «физике».

— Какая всё-таки главная задача сейчас стоит перед нашей командой?

— Задачу поставил ещё в начале сезона наш мэр, президент клуба «Ермак» Сергей Петров — быть в пятёрке.

— Задача не изменилась?

— Никоим образом.

— Думаете, мы доживем когда-нибудь по того времени, когда будет стоять задача войти в тройку лучших?

— В прошлом сезоне у нас была команда, которая могла войти в тройку.

— Однако в результате мы заняли шестое место. Что нам помешало?

— Думаю, отношение игроков и тренеров к делу. Недорабатывали.

— А почему такое случилось, почему у игроков иногда не хватает мотивации?

— Хочу сказать всем нашим болельщикам: игра — это такая рубиловка! Это мясорубка: и сотрясения получают, и переломы… И в этом году наши пальцы на льду отрубали. Идет борьба, битва! Человек ведь не автомат, который пятьдесят раз готов биться, как в последний. Кому-то не хватает «физики», кому-то — техники, у других травмы.

— То есть не все хотят погибнуть 9 мая, в последний день войны?

— Само собой.

— Хотелось бы коснуться темы болельщиков. В последнее время трибуны поредели: на домашние игры приходят чуть более 4 тысяч человек. Как-то это нехорошо для нашего стадиона, который в лучшие времена собирал более 7 тысяч болельщиков.

— Четыре тысячи собирается всего в пяти городах России, в остальных — меньше. Эти 3-4 тысячи — костяк, истинные болельщики «Ермака». Когда команда заиграет, вернутся и остальные. Я хочу извиниться перед болельщиками за поражения. Мы сами переживаем, не представляете как. Приходите, болейте — это важно для всех нас!

— Что ж, Александр Георгиевич, давайте немного отойдём от хоккея и поговорим о вас лично. Вы редко даёте интервью, хотелось бы воспользоваться случаем.

— Почему бы и нет?

— Чем вы сейчас, кроме хоккея, занимаетесь?

— Близкая тема к спорту. Последнее время я занимался вводом ледового Дворца в Иркутске. Дело шло очень непросто. В понедельник, 7 ноября, состоялся арбитражный суд, на котором наконец-то решился вопрос по вводу Дворца в эксплуатацию. А вообще я вижу, что спорт в Иркутской области в загоне. К примеру, в Красноярском крае около 4-5 миллиардов рублей идёт из бюджета в сферу спорта, а в нашем регионе — 650 миллионов (!). Чувствуете разницу? Земля под спортивными сооружениями в три раза дороже, чем под торговыми. Хочу сказать ангарчанам: по сравнению с другими городами в Ангарске спорт развивается, поддерживается администрацией. А в Иркутске 15 лет строится ледовая арена, туда уже ушел 1 миллиард 200 миллионов рублей. И мало кому интересно, что с этим сооружением будет дальше. По сравнению с Иркутском в Ангарске на долю одного жителя приходится в два-три раза больше расходов по физической культуре. Это факт. В нашем городе необходимые условия создаются, в том числе поддерживается и хоккей. Да у нас элементарно столько спортивных площадок никогда не вводилось, как в этом году! И это правильно. Я не думаю, что канализация важнее, чем развитие спорта.

— По этому вопросу ваша позиция понятна. Но что мы всё о работе да о работе? Как в семье дела?

— Отлично. Младшей дочке 1 год и 3 месяца исполнилось. А всего у меня пятеро детей.

— И, видимо, далеко не первый брак?

— Третий.

— И, конечно, с последней (крайней?) женой большая разница в возрасте?

— Сейчас посчитаем. Жене 32 года, мне — 58. Итого: она младше меня на 26 лет.

— Скажем так, существенно. Не страшно, извините, в таком возрасте детей рожать? Воспитать успеете? Кстати, сколько лет старшему ребёнку? У вас наверняка и внуки имеются?

— Старшему сыну 39 лет, внуков у меня четверо. И нет, рожать не страшно! Я занимаюсь своим здоровьем: йогой — три раза в неделю, два раза у меня по расписанию хоккей. Веду активный образ жизни. Но самое главное, что я люблю и уважаю свою жену, сейчас я очень счастлив в браке. Знаете, когда любишь человека, от него хочется иметь детей.

— А как насчёт алкоголя? Когда «Ермак» проигрывает, заливаете неудачу рюмкой?

— Нет, сейчас я уже забыл про алкоголь. Он больше не даёт такого удовольствия, как в молодости. Теперь я получаю удовольствие от общения с детьми, побед команды, успехов в работе.

— Мы с вами сегодня говорим начистоту, поэтому не могу не задать вопрос. Говорят, вы нещадно кричите на своих подчинённых — есть такое?

— Есть, чего скрывать. Но я не кричу просто так, я кричу по делу. Для того чтобы люди проснулись и сделали свою работу. И я не собираюсь подстраиваться под ситуацию. Я над этим думал: может, надо держать себя в руках, покультурнее как-то выражаться. Но срываюсь, когда вижу, что человек не хочет работать в полную силу, проявлять инициативу.

— Как считаете, вас коллектив больше любит или терпит?

— Думаю, не особо меня любят. Люди никогда не испытывали ко мне особой любви. И мне, если честно, по барабану. Я хочу добиваться целей. Я не хочу прозябать. Если кого-то это устраивает, то меня — нет. Есть такие люди: мол, вы на меня только не кричите, а я буду тут «сидеть в домике» и зарплату за безделье получать. Со мной такое не пройдёт!

— Вы можете назвать свою жизнь счастливой?

— Да, несомненно. Все значимые дела, которые я начинал, добивал до конца. После техникума начинал оператором на АНХК. И вот как-то иду я по цеху, и вдруг меня осенило: неужели так и пройдёт моя жизнь? Понял — нужно проявить инициативу, нужно делать свою жизнь самому! И я действительно, начав с нуля, многого добился в своей жизни. Думаю, свой след в развитии города оставил.

— Ангарск для вас — лучший город на Земле?

— Вы знаете, да. Я поездил по городам, насмотрелся. У нас замечательный город. Сейчас вот с дорогами навели порядок, тарифы у нас самые низкие, самые надёжные коммунальные системы. Есть у нас в России, да что далеко ходить — в Иркутской области, такие города, куда я бы ангарчан целыми автобусами на экскурсию отправлял, чтобы посмотрели, как там живут, и оценили разницу. Само собой, нужно равняться на лучших и стремиться сделать так, чтобы наши люди, особенно молодёжь, оставались в родном городе. Уверен: сделать карьеру, добиться лучшей жизни для себя и своей семьи можно в любой точке на Земле. Но, как говорится, где родился, там и сгодился. Всё зависит от самого человека, а не от места его пребывания. Работайте, получайте удовольствие от работы, от общения с близкими людьми, стройте планы — и жизнь заиграет новыми красками. А неудачи… Всё пройдёт. И это — тоже.

Лилия Матонина, газета «Ангарские ведомости»

Tags: