недвижимость Сибири
Для болельщиков

Первый блин комом: прошедший сезон — худший в истории ВХЛ

Примерно год назад как гром среди ясного неба разразилась новость: Герман Скоропупов уходит с поста генерального директора Высшей хоккейной лиги. Случился импичмент после череды скандальных заявлений разных хоккейных лиц, теневых игр в кабинетах спортивных руководителей и целой войны между представителями КХЛ и прежним руководством «вышки» во главе со Скоропуповым, касающейся судьбы планирующейся Хоккейной Премьер-лиги, соревнованию для фарм-клубов главной хоккейной лиги, чьи игроки участвуют в Олимпийских Играх.

Но как бы там ни было, проект ХПЛ не просуществовал ни дня, хотя КХЛ успела даже рапортовать о включении в состав участников 12 клубов. Высшая хоккейная лига успела попасть под управление Федерации хоккея России и продолжила работать в прежнем режиме, хотя и с новым руководством – команда Скоропупова была изгнана из хоккейных верхов. «Новая» ВХЛ провела уже целый сезон – первый блин, как говорится. И вышел он именно комом – не спасают ситуацию и чудесные четвертьфиналы с золушкообразным «Зауральем», и полуфинальные баталии «Торпедо» в роли Голиафа с «Рубином» в роли Давида (где сюжет, правда, отклонился от оригинала на 180 градусов). Никакая вишенка не спасёт торт, если он подгорел.

«Наш Ермак» объясняет, почему сезон 2016/17 – худший в истории Высшей хоккейной лиги.

У клубов проблемы с финансами – ШОК!

В октябре 2015 года в мире хоккея произошло 2 ужасных события, которые мощно ударили по престижу и репутации всеми любимой «вышки» — я стал писать для «Нашего Ермака» и дмитровская «Звезда-ВДВ» снялась с соревнований прямо посреди сезона. Ни то, ни другое уже не исправить, но если моё присутствие в коллективе авторов нашего сайта Лига может как-то пережить, то уход «десантников» стал для ВХЛ тёмным пятном, опорочившим чемпионат на долгие годы вперёд. По крайней мере, так казалось тогда.

Команда из Дмитрова была исключена из Высшей хоккейной лиги не просто так – у клуба просто не было денег. С бедой напополам «Звезду-ВДВ» дотянули до окончания первого круга посредством руководства Лиги и города, но сразу после наступления небольшой паузы громыхнули заявлением: ВХЛ уходит из Дмитрова.

Можно долго костерить бывшее руководство Лиги за то, что недостаточно хорошо проинспектировали финансовые возможности новичка сезона 2014/15, клеймить за то, что поверили в то, что клуб найдёт деньги и пустили «Звезду-ВДВ» в состав участников практически на авось – это вина Германа Скоропупова и его помощников и больше ничья. Вот только есть одно маленькое замечание: это случилось снова. С новым руководством.

В ноябре 2016 года, то есть, совсем недавно, несколько месяцев назад, судьба дмитровской команды постигла саратовский «Кристалл». На ладан дышал и «Буран», больше половины заявленных игроков которого в прошлом сезоне играли в МХЛ-Б. Воронежцы, кстати, из-за недостатка финансирования были вынуждены не ехать на матчи против «Торпедо» и «Сарыарки». В похожей ситуации оказался ТХК, считавшийся клубом-олигархом (по меркам «вышки», само собой). Про Тверь, кстати, вопреки словам видного хоккейного деятеля из тренерского штаба ТХК о финансовом благополучии местного хоккейного клуба, подобные слухи ползли ещё летом. Каким образом новое руководство «вышки» допустило эти команды до соревнований – не ясно. Ясно одно – ВХЛ окончательно поставило на себе клеймо соревнования чуть ли не любительского уровня, ибо такого проходного двора, родившегося из-за халатности во время финансовых проверок, в профессиональных лигах быть не должно.

Снижение посещаемости во многих городах Лиги

Прошедший сезон стал антирекордным с точки зрения посещаемости почти везде. «Ермак», ранее абсолютный лидер по продажам билетов, в этом сезоне умудрился уронить планку заполняемости арены ниже 50% (!). Кроме того, впервые за всю истории выступлений в ВХЛ ангарчане собрали менее трёх тысяч человек на трибунах. Тем же путём пошёл «Южный Урал» — если раньше на игры орчан приходило больше болельщиков, чем могла вместить арена, то теперь такого результата и близко нет.

За спиной у игрока «Динамо» нет почти никого

Смотреть на пустые и полупустые трибуны неприятно всегда. В этом сезоне матчей с такой постыдной ситуацией на зрительских местах (когда профессиональный клуб ничем не может привлечь столько болельщиков, чтобы они хотя бы заполнили четверть арены – это стыдно) было до неприличия много: в основном, естественно, на аренах в Балашихе, Казани, Чехове. То есть, на стадионах фарм-клубов. Серьёзно, интереса к ним нет практически никакого – например, на балашихинское «Динамо», вышедшее в финал Братины, в регулярном чемпионате ходило аж 363 человека – и это самые самоотверженные люди во всём городе. Мало кто отважиться поддерживать команду, не жалея голоса своего, при условии, что арена пуста на 93,5%.

В прочем, подробный отчёт о посещаемости клубов мы ещё дадим, не переживайте. Он будет крайне интересным.

К «Русской Классике» отнеслись как к формальности

«Русская Классика» как мероприятие в представлении не нуждается совершенно – все, кто хоть немного интересуются хоккеем, слышали о матче под открытым небом, который стал этакой изюминкой Высшей лиги, её отличительной чертой и витриной. Тысячи болельщиков (причём не только 2 играющих команд), наивысочайший уровень организации, корреспонденты со всех уголков нашей необъятной хоккейной родины, показ матча по федеральным каналам, дизайн особенных альтернативных комплектов формы от Михаила Антипина, сравнимый с уровнем НХЛ – всё это атрибуты «Русской Классики» ВХЛ «дофедерационного» периода.

Из этого всего в «Русской Классике» «новой» ВХЛ исчезло всего 2 пункта – болельщики (они остались, но в куда меньшем количестве) и форма. К посетителям игры мы ещё вернёмся, а вот что касается дизайна… Многие скажут, что это такая мелочь, что на неё и внимания обращать не стоит: кому какая разница, в чём играет команда, главное, как она играет. Так-то оно, может, и так, но хоккейная форма давно уже перестала быть просто символическими «фуфайками» для различения болельщиками своих игроков от не своих. Если логотип команды – это её герб, то форма – это её флаг. Флаг, за который нужно биться. Красивые комплекты – не роскошь, а уже чуть ли не обязанность любого клуба. Логично, что на «Русской Классике», мероприятии праздничном, и на игроках должны быть комплекты, располагающих зрителя к тому, что на льду вот-вот произойдёт что-то великое. Однако новое руководство ВХЛ так не считает… Если для всех предыдущих «Классик» формы шились специально, под заказ, то тут организаторы решили особо не заморачиваться: балашихинское «Динамо» играло в ретро-форме «Динамо» московского, а воскресенский «Химик» в тихом ужасе кричащей расцветки – форме всё того же «Химика» из 90-х годов. Дизайн форм «Русской Классики-2017» ощутимо проигрывает, например, мероприятию прошлого календарного года.

Кстати, о «Русской Классике-2016». На мой субъективный взгляд, именно тверская «Классика» стала лучшей в истории. Именно там творился полнейший (по мнению тогда ещё главного тренера «Бурана» Александра Титова) трэш в области судейских решений, из-за которого наставник воронежцев увёл команду в раздевалку, именно там, выйдя обратно на лёд, судьбу встречи решил некто Михаил Чурляев, в третий раз подряд взявший в руки золотой самовар (да, главный приз «Русской Классики» — не какая-нибудь чаша, а вполне себе каноничный русский самовар), именно там в рамках мероприятия, организованного ВХЛ, лицом к лицу сошлись Александр Радулов и Илья Ковальчук. Тот необычный матч между ТХК и «Бураном» будут помнить ещё долго. Игру «Динамо» и «Химика» если и будут помнить, то только из-за превратившегося в стену Дениса Синягина, вратаря воскресенцев, и из-за крайне неоднозначного выбора места проведения «Русской Классики».

А провели её в… Москве. Для только начавших изучать хоккей объясню: «Русская Классика» всегда игралась на льду одной из команд-участниц, однако ни «Динамо», ни уж тем более «Химик» в столице не базируются. Больше того, в Москве вообще нет команд ВХЛ. Почему решили провести матч в таком нестандартном и заведомо проигрышном месте (с точки зрения зрительского интереса, естественно) – загадка. Возможно, это было сделано в связи с нашим общим хоккейным праздником – хоккей в России отмечает 70-летний юбилей. Вот только хоть «испортить русским праздник» на эмоциях обещал нападающий «Салавата Юлаева» Линус Умарк, а испортила его рекордно низкая посещаемость когда-то кому-то интересной «Русской Классики» — пришло, по сообщениям зрителей, не больше полутора тысяч человек, а в середине матча народ и вовсе начал расходиться. Первая «Русская Классика», прошедшая в Красноярске в 2012 году, собрала, например, 16000 зрителей. Понятное дело, что новому руководству было бы архисложно даже приблизиться к такому результату, учитывая, что для проведения матча были выбраны 2 фарм-клуба. Но новое руководство могло хотя бы попытаться не опозориться с «Русской Классикой». Не получилось.

ВХЛ становится лигой фарм-клубов

Высшая лига никогда не вписывалась в заданную вертикаль КХЛ-ВХЛ-МХЛ. По изначальному замыслу «вышка» должна была стать переходной ступенью для игроков между «молодёжкой» и главной лигой страны, что в принципе выглядит идеей правильной и важной для всего нашего хоккея в общем и для каждого отдельного клуба в частности.

Вот только есть один нюанс: повышение качества игры абстрактных игроков, которые пробудут в ВХЛ не больше 2 сезонов – слабая мотивация для работы целого клуба. Для команд «вышки» гораздо важнее выполнить свои задачи, порадовать своих болельщиков. Так было почти в каждом клубе, поэтому вертикаль и не работала на всю катушку. Вообще, хоть как-то эта самая вертикаль выдавала искомый результат за счёт самородков из клубов ВХЛ и чистых фарм-клубов. Их, чистых фармов, было немного – далеко не каждый клуб КХЛ мог позволить себе такую дорогую игрушку. Но так было до этого сезона.

Небольшой экскурс в [уже] историю: когда в марте-апреле 2016 года началась заварушка со сменой руководства ВХЛ, основным аргументом противников Скоропупова было то, что «вышка» не вписывается в вышеописанную вертикаль. У них было восхитительное рацпредложение: повысить квоту «ссыльных» игроков с 6 до примерно необъятного количества землекопов, то есть, приравнять самостоятельные клубы к фармам. Естественно, такой подход не мог понравится самобытным командам, особенно их болельщикам – им то какое дело до развития даже не своих хоккеистов, если команда плетётся в хвосте?

Я ничего не имею против фарм-клубов как таковых, но их состязание с обычными, цельными и настоящими командами в одной лиге – это абсурд. Команды преследуют разные цели: одни бьются за Братину (теперь уже Кубок Петрова), другие – взращивают игроков для «старших братьев». Помните, что случилось с возом в басне Крылова, когда три разные экспедиторские компании осуществляли его трансфер в разные логистические пункты? Правильно, ничего хорошего. Вот тоже ждёт и Лигу, когда её участники сами же тянут соревнование влево и вправо одновременно.

Фарм-клубов, кстати, стало больше. Если на заре ВХЛ их можно было пересчитать по пальцам одной руки, то сейчас этого сделать не получится, если, конечно же, среди читателей не найдётся человека, подверженного генной мутации, выраженной в 4 лишних пальцах. Со следующего сезона один из них уйдёт (это будет «Ариада-НХ»), зато появятся ещё 2 («Харбин» как фарм-клуб «Куньлуня» и «Горняк» как дочерняя команда «Автомобилиста»). Чувствуете тенденцию? ВХЛ всё больше и больше становится лишь придатком главной спортивной лиги нашей страны.

Высшая лига — вновь придаток КХЛ

Выражается это ещё и в другом… Новое руководство ВХЛ старается выполнять все приказания сверху, что удручает. Нужно переписать регламент по ходу сезона, введя странные овертаймы «три-на-три» — переписали; нужно начать обсуждение лимита на молодых игроков, губящего всю состязательность – начали (о лимите мы обязательно расскажем, но позже). Что-то мне подсказывает, что в серьёзных организациях решения должны приниматься несколько другим способом, не по указке сверху.

В далёкое время, которое уже почти никто и не помнит, а именно в ту самую суперлижную эпоху, когда «вышка» ещё не носила пафосного аббревиатурного названия, её логотип не крепился на воротничке хоккейной формы, а дворовые ребята-хоккеисты ещё не мечтали играть в ВХЛ (как мечтают и сейчас), Высшая лига была чем-то вроде футбольной ФНЛ – лишь придатком для главной лиги, служащей для подпитки кадрами. Как, в прочем, и сама Суперлига была чем-то вроде фарм-лиги с большими зарплатами для НХЛ. С приходом в наш хоккей амбициозной команды Медведева и Скоропупова всё немножко изменилось: ВХЛ стала самостоятельной, Братина перестала восприниматься как непонятная звенящая чашка, достающаяся в награду более удачливому обладателю путёвки в Суперлигу, а стала этаким Граалем, который мечтал получить каждый хоккеист и каждый руководитель в лиге. ВХЛ стала привлекательной для иностранных клубов: интерес к выступлениям проявляли команды из Беларуси, Казахстана, Латвии и Украины. Действия нынешнего руководства, направленные на полное подчинение КХЛ, ведут ВХЛ только назад, к состоянию придатка.

Стоит отметить, что всё это не навивало бы особенно грустных мыслей, если бы не одно обстоятельство: новое руководство Лиги в следующем сезоне гарантировано подарит ещё столько же новых поводов назвать и его – худшим в истории. Это печалит больше всего.

Прощай, интересная ВХЛ, нам будет тебя не хватать.