КХЛ

Размер имеет значение: зачем нам переходить на канадские площадки?

На самом деле ответ на него уже дан Международной федерацией хоккея с шайбой (ИИХФ). С 2020 года чемпионаты мира будут проводиться на канадских площадках. Тем самым будет положен конец коренному различию в правилах между североамериканским и европейским хоккеем.

Россия как одна из ведущих хоккейных держав просто не может сидеть в углу со своей «особостью». Нравится нам это или нет придётся менять свои площадки и меняться самим, пытаясь сохранить свой стиль, растить своих мастеров, которых можно будет поставить с такими мастерами прошлого как Валерий Харламов или Вячеслав Фетисов – «воспитанников» европейских площадок.

И всё-таки давайте разберёмся: зачем и почему?

Пять метров разницы

Международные (и наши исконные) размеры (по максимуму) площадки — 61х30 м, по минимуму – 56х26. Скругленные углы – радиус 7-8,5 м. Национальная хоккейная лига – ведущая мировая профессиональная лига мира, которая плотно ассоциируется с понятием «канадский хоккей», за столетие своего существования определила пространство для игры в 60,96х25,90 с угловыми радиусами в 8,5 м.

Размер вопроса заключается, по сути, в пяти метрах в ширину, которые коренным образом меняют характер игры. Меньше пространства – больше борьбы (и обыкновенных драк), больше опасных моментов у ворот. Больше пространства – выше роль паса, сыгранности команд, технической оснащённости хоккеистов, меньше физического контакта, да и значение силовой борьбы с каждым метром площадки вширь пропорционально падает.

Чья площадка лучше?

Ответ: «Да ничья!». Он известен с 1972 года, когда в легендарной Суперсерии встретились профессионалы НХЛ и по сути профессиональные хоккеисты СССР. Тогда же впервые грудь в грудь… Простите! Борт о борт столкнулись канадская и европейские площадки.

Игры показали, что существенного значения размеры не имели. И канадцы, и русские смогли проявить и в Канаде, и в Союзе свои лучшие качества, были верны своему стилю независимо от того как широко стояли борта.

Поборники канадского хоккея могут, конечно, вспомнить (об этом у нас вспоминать не принято) тот, факт, что сборная Канады всё-таки победила в Суперсерии по сумме матчей. Однако преимущество её было настолько минимальным, что правильнее итогом встречи лучших хоккейных команд мира нужно назвать равенство сил и, соответственно, равноценность площадок.

С тех пор площадки сталкивались не раз, а ответ оставался прежним: «Да ничья!».

Почему же по-канадски?

И всё же давайте признаемся: канадский хоккей более успешный, чем европейский (и российский как его часть). Не будем мериться титулами, степенями яркости стиля и прочим. Не о них речь. НХЛ заработала (и продолжает зарабатывать) в десятки, (если не в сотни) раз больше денег, чем европейцы вместе взятые.

Последние как-то больше были озабочены собственно спортом, а не своим материальным положением. Профессиональные же лиги Северной Америки давно научились считать каждый цент, безошибочно оценивать, за что готов платить зритель. А ему интересна прежде всего борьба. В том числе в натуральном виде.

Вот, положа руку на сердце, скажите: что чаще вы слышите со стороны даже наших болельщиков, находясь на трибуне «Вали его!» или «Отдай пас!»?

Можно долго рассуждать о презренной низменности потребностей толпы, но именно она платит деньги. Что у нас, что за океаном. Коммерциализация спорта не обходит стороной и хоккей, а это значит, что другого пути кроме перехода на канадский «формат» нет даже у ИИХФ. Стоит ли удивляться, что клубы КХЛ и даже ВХЛ уже давно ужимают свои площадки?

Что нас ждёт?

Оптимисты говорят, что повысится результативность. Может быть… Берём цифры. Среднее количество шайб за матч в НХЛ в плей-офф прошлого сезона – 5,57. Аналогичный показатель Кубка Гагарина — 4,57. В НХЛ в матче забивают ровно на шайбу больше. Стоит ли из-за одной шайбы говорить о серьёзном увеличении результативности? Может быть, дело просто в уровне мастерства, которое у хоккеистов НХЛ бесспорно выше.

Усилится зрелищность? Может быть. Если за зрелищность принимать обилие силовой борьбы, а, проще говоря, толкотню, где жёсткость неотличима от грубости.

Посмотрим на НХЛ и выровняем с КХЛ… Однозначно возрастет травматизм, уменьшится количество игроков-технарей, увеличиться количество просто «больших парней» едва умеющих кататься на коньках, упростится тактический рисунок игры, готовимся смотреть значительное количество матчей в стиле «бей-беги», укрепится институт «тафгайства», изменяться правила по энхаэловскому образцу, где игра на узких площадках испытана вдоль и поперек…

Что делать? Сохранять своё!

Автору этих строк, воспитанному на советском хоккее времён Виктора Тихонова и пятёрки Фетисов – Касатонов, Макаров – Ларионов – Крутов, это не очень-то нравится, но время не стоит на месте. Ворчание – дело духовных стариков.

После принятия канадского «стандарта» на чемпионатах мира у нас не остаётся выбора, как следовать ему. Но жизненно необходимо сохранять традиции, не отказываться от лучшего в нашем стиле. В 1972 году великолепная сборная СССР доказала, что европейский стиль не чуть не хуже канадского, даже на узкой площадке. Главное – не превращаться в канадцев.

А толпа, которая платит деньги? А что толпа? Её надо воспитывать. Нет не морализаторством, а отличным, нашим, русским хоккеем. С его техникой, коллективизмом, культурой паса и умением дать сдачи, зарвавшимся «силовикам» так, чтобы отдача замучила. Канадские площадки этому, конечно, не помогают, но и не мешают.

Другое дело, что предстоит большая техническая работа по замене площадок под теперь уже международный канадский стандарт по всей стране. Но это ведь только материальный вопрос. Мы справимся. Сохранить себя сложнее.




Adblock
detector