Для болельщиков

Экс-генеральный менеджер «Ермака» Николай Золотухин: Не хочу отвечать за чужие ошибки

Николай ЗолотухинВ понедельник, 10 сентября, в хоккейной жизни Ангарска произошло два события: «Ермак» проиграл «Рязани», а из клуба ушел Николай Золотухин. Уроженец Ангарска выступал за родной клуб с момента его возвращения во второй дивизион отечественного хоккея. Перед прошлым сезоном Николай перешел из игроков в руководство, став генеральным менеджером. В начале нынешнего внезапно уволился.

Меня никто не увольнял, ушел сам

— Вы уже не работаете в «Ермаке». Как это произошло?
— Я не планировал покидать пост и уходить из «Ермака». Но не готов отвечать за ошибки других людей. За свои да, за чужие — нет. Поэтому принял решение подать в отставку. Написал заявление.

— Когда это произошло?

— 10 сентября. Директор клуба подписал, спокойно разошлись по обоюдному согласию. Меня никто не увольнял, я ушел сам.

— Не хотели отвечать за ошибки других людей — что вы под этим подразумеваете?
— Не хочется вдаваться в подробности. Есть определенные моменты, которые не готов обсуждать публично.

— Что можно сказать о слабом старте команды и проблемах с составом?
— Скажу так. Все игроки, которые подписывали контракт с клубом – все до одного, согласовывались с тренерским штабом. Нет ни одного игрока, которого я бы привез в команду, не согласовав его кандидатуру с тренерами. Учитывая то, что в Ангарск и так неохотно едут хоккеисты, вырисовывается та картинка с составом, которая есть сейчас. Были игроки, которых я хотел бы сохранить, с прошлого сезона, но опять же не все зависит от моего желания. Многие захотели больше денег, у кого-то остались незакрытые вопросы в клубе. Поэтому состав потерпел изменения.

— Возможно, какие-то претензии были у руководства клуба по поводу выступления в прошлом сезоне?
— Думаю, не с этим связано. Какие-то претензии всегда есть, это работа. Но по большому счету в принципе ничего такого криминального не случилось.

Николай Золотухин

— Тогда странно.
— Я вижу ситуацию чуть-чуть с другой стороны. Есть над чем работать, на определенных позициях команде нужно усилиться. В игровом плане. В прошлом сезоне я немного помогал нашему штабу в тренерской работе. И могу заметить, что если исправить какие-то моменты, у «Ермака» все будет нормально.

— В прошлом сезоне состоялся ваш дебют в роли генерального менеджера. Как оцениваете его для клуба и себя?

— Я максималист… Но, в принципе, сезон для клуба вышел удачным. Правда, мне хотелось, чтобы в «регулярке» поднялись как минимум на ступеньку повыше. Мы заняли шестое место, а я для себя планку ставил — оказаться в пятерке. Жаль, что какие-то очки недобрали. Плюс в плей-офф у меня стояла задача пройти первые два круга. Первый удалось, второй — нет. А лично для себя… Четверочку бы поставил.

— Говорят, что начинающему тренеру надо убить в себе игрока. Что нужно в себе уничтожить, когда становишься генменеджером?

— Не знаю, что нужно в себе убить, но у меня внутреннее чувство было того, что хочу видеть от команды, что мне близко. Старался отдаваться душой. Думаю, у меня это получилось! Переживал! Все говорят, дебют хороший, все вроде здорово. Но не было чего-то «вау». Могло быть лучше!

Рынок ВХЛ пуст

— Вы посмотрели на Высшую лигу другими глазами, глазами генерального менеджера. Никаких разочарований не было?
— Лига омолодилась. Когда я еще играл, она была более опытной, возрастной. Сейчас хоккей совершенно поменялся. И ВХЛ находится на правильном пути. Омоложение пошло только на пользу российскому хоккею. Единственная проблема — рынок игроков невелик, я бы сказал, пуст. На данный момент есть реальная нехватка квалифицированных кадров. Ребята, которые приходят из МХЛ, не готовы выступать на том уровне, который предлагает «вышка». Будь больше конкуренция – все было бы здорово. Ведь, как я понимаю, ВХЛ — ступенька для игроков перед попаданием в КХЛ.

— Большинство клубов ВХЛ связаны различными  партнерскими соглашениями с командами КХЛ. Получается, не независимый чемпионат, а турнир «фармов». Не уменьшает это интерес болельщиков к турниру?
— В большинстве городов клубы независимые. Например, «Ермак». На команду ходят зрители. А если у кого-то, как у «СКА-Невы», есть возможность усилиться мастеровитыми игроками из КХЛ, это только плюс для болельщиков.

— Последний финал Кубка Петрова разыграли две команды из Петербурга — «Динамо» и «СКА-Нева». Все по делу, они были сильнее конкурентов?

— Еще на предсезонном турнире я отметил игру динамовцев: была видна работа тренера и руководства клуба в плане подбора игроков. Скрывать не буду, я в прошлом сезоне поставил на успех «Динамо», догадывался, что они добьются высоких результатов. Так и вышло!

Если соперник ошибался, Семин сразу наказывал


— В прошлом году за красноярский «Сокол» выступал Александр Семин. Он выделялся на фоне остальных игроков?

— Конечно. Такой мастер… Но понятно, что он не всю игру должен носиться, обыгрывать всех. Человек делает свое дело: если есть момент, использует его — забивает гол или отдает хорошую передачу. Если соперник ошибался – Семин сразу наказывал.

— Какой сейчас в Ангарске интерес к хоккею у болельщиков? Заполняется стадион?
—На матч открытия пришло много народу. Где-то 3500-3600 человек. Но команда проигрывала — посещаемость снижалась. На последний матч (против «Рязани») пришло около двух тысяч. А стадион вмещает семь.

— Для болельщиков всегда важно, чтобы на льду были местные игроки. Ангарские воспитанники всегда были на виду в советском и российском хоккее. Как сейчас обстоят дела с подготовкой резерва?

— В предсезонных сборах занималось девять уроженцев Ангарска. На данный момент в обойме осталось три человека. И все выходят на лед. Наш воспитанник Дмитрий Воронков летом переехал в Казань, пока за «Барс» выступает. И еще запомните фамилию — Максим Усков! Еще один ангарчанин. Думаю, у парня неплохое будущее, если будет дальше так же продолжать.

Китайцы, глядя на русских, будут подтягиваться


— Если вспомнить время, когда вы начинали, сейчас уровень ВХЛ понизился или повысился?

— Раньше в командах были более возрастные, мастеровитые игроки. Сейчас хоккей стад динамичнее, быстрее. То есть, шагнул вперед.

— С этого года турнир официально называется «ВХЛ — Кубок Шелкового пути». Реально за счет двух китайских клубов сделать лигу независимой, чтобы она была не бедным младшим братом КХЛ, а каким-нибудь дальним зажиточным родственником?
— Появление клубов из КНР в ВХЛ — хорошая идея. Посмотрим, что из этого получится. На мой взгляд, может выйти что-то интересное.

Николай Золотухин

— Два клуба, которые базируются в Китае, значительно уступают российским в классе?

— Команды эти не проходные. Достойные. Ведь за них много ребят из России играют, есть неплохие канадцы, американцы. Те же китайцы, глядя на этих хоккеистов, подтягиваются. Опять же тренеры российские тренеры работают.

— У «Куньлуня» было совсем плохо с посещаемостью. Как у китайских команд ВХЛ с этим компонентом? И, главный вопрос, освоили ли китайские болельщики правила хоккея?
— Тяжело сказать со стороны. Но если местные жители приходят на стадион, значит, чем-то их цепляет этот вид спорта… Думаю, хоккей этой стране можно потихоньку прививать. И, в конечном итоге, это принесет плоды.

В родном городе после поражения стыдно выходить на улицу


— Вы рекордсмен «Ермака» и по количеству матчей, и по количеству набранных очков. Насколько для вас было важно провести всю карьеру в родном городе, и была ли реальная возможность уехать? Вы ведь пробовали свои силы в «Крыльях Советов», Ярославле, но в итоге всегда возвращались в Ангарск.

— Предложения были. В Ярославль я уехал в 14 лет, на тот момент в Ангарске все закрывалось, не было команды мастеров, не было будущего. Потом долго находился в Новосибирске, в «Крыльях Советах» пробовал себя. Но вернулся на родину сразу, как здесь возродилась команда Высшей лиги. И меня все устраивало в «Ермаке». Время шло, я и не заметил, как эти 15 лет пролетели.

— Сейчас не очень модно по отношению к спорту, хоккею, говорить «патриот своего клуба». Откровенно говоря, игроки едут туда, где больше платят. Получил более выгодный контракт — и сразу сорвался с места. У вас было по-другому?
— На самом деле, да. Да, предлагали в других клубах чуть покрупнее контракты, но ощущения, когда ты играешь в родном городе, когда на твои матчи приходит семья, друзья, знакомые — непередаваемые. Со всеми разделяешь и победы, и поражения. Тебя все знают в городе, после каждого поражения — расспросы. Иногда проиграешь бездарно, и даже стыдно на улицу выходить – знаешь, что закидают неприятными вопросами. Поэтому, с одной стороны за родной город играть здорово, а с другой — тяжело.

— Это ответственность. Человека, приезжающего на один сезон, не успевают запомнить, а он уже перебрался в другое место.
— На самом деле, у нас клуб такой, знаете, как трамплин. Из «Ермака» многие в КХЛ уезжали или в топовые команды ВХЛ.

Она пятерка играла, другая грелась в теплом помещении


— Что самого яркое из игровой карьеры сейчас вспоминается?

— Тот период, когда еще тренировались на открытом стадионе. Команду только собрали, ребята из Москвы подъехали. Мы уехали тренироваться в Читу, съездили на турнир. Вернулись, а у нас уже построенный модуль. То есть, не большой стадион, а модуль. В общем, видел, как все начиналось, как шел процесс и на каком уровне сейчас клуб находится.

— Раскройте секрет, какой самый сильный мороз пережили, когда выступали на открытом воздухе?

— Морозы перешагивали отметку в 30 градусов. Были встречи, когда одна пятерка играет, другая греется в теплом помещении. Потом смена, другие греются. Ноги газетами обворачивали, чтобы не мерзли в коньках. Сейчас ребятишки даже не поймут, о чем разговор. А тогда в 30-35 градусов идешь на тренировку, причем сам: тебя никто не везет, ни водитель, ни родитель.

— Сибирские морозы переносятся проще, чем питерские…

— Конечно, у вас там влажность. Когда в Питер первый раз приехал, смотрю на термометре: «+2», думаю, как круто, пойду, погуляю, красивый город, много достопримечательностей. Выхожу на улицу — холодина, ветер, снег… Первое знакомство такое было с Петербургом. Хотя, когда был у вас при хорошей погоде, супергород.

— Две главные звезды ангарского хоккея — Сергей Кривокрасов и Михаил Татаринов. Как их судьбы сейчас складываются?

— Не знаю, с Татариновым не общаюсь, не знаком. А с Сергеем Кривокрасовым мне нравилось работать. Человек НХЛ прошел. Какие-то моменты подсказывал, которые я от тренеров российских и не слышал. Сейчас он в Америку вернулся, занимается с одной из молодежных команд, мы с ним перезваниваемся. Жаль, что пока не реализовал себя в России, считаю, из него мог бы получиться хороший тренер.

Хочу совмещать работу тренера и менеджера


— Заглядывая вперед, вы дальше себя видите в хоккее как тренер или менеджер?

— В прошлом сезоне я в «Ермаке» помогал тренерам, особенно, когда ставили игру в большинстве. Это профессия мне интересна. Впрочем, как, и работа менеджера. Мог бы совмещать работу тренера по нападающим и селекцию вести.

— Какие-то предложения появились, после того как вышли на рынок свободных агентов?
— Пока прошло всего несколько дней. Много звонков, спрашивают, что случилось.

— Для всех в Ангарске ваш уход стал сюрпризом?
— Может быть, да. Я принял такое решение, не жалею. Не знаю, что еще мне нужно было делать.

Источник: Спорт День за Днем

Tags: