Истории от подписчиков

Как мы с другом ходили на хоккейный матч СССР-Чехословакия, встретили там Брежнева и убегали от милиции

Дело было в конце 70-х годов. Нам с другом было лет по 15-16, и нам родители достали билет на хоккей на турнир на приз «Известий», а встречались извечные соперники — сборные Советского Союза и Чехословакии.

Это было огромное событие, ведь чехословаки (тогда это была единая страна) доставляли советской команде огромные проблемы, у них был особый стиль. Оборонительный, колючий, очень неудобный для наших. Поэтому каждая игра между этими соперниками становилась событием, билеты было не достать, и то, что они попали на в руки, было огромным счастьем.

Когда мы приехали в Лужники, а мы частенько ходили туда, то в этот раз увидели не только привычный для хоккея тех лет ажиотаж и толпы народу, но и необычное оживление среди сотрудников милиции. Они были буквально на каждом шагу, и что-то явно шло не так, как обычно.

Олимпиада 1980-го года в Москве была еще впереди, и такого опыта, чтобы через каждые 100 метров стоял милиционер, тогда не было. Но в этот декабрьский день дело обстояло именно так…

Лирическое отступление или хоккей как национальная идея

Ажиотаж на хоккее был привычен для тех лет. «Три былинных богатыря» Михайлов, Петров и Харламов, составлявших легендарную тройку нападения ЦСКА и сборной СССР, были известны в стране всем — от мала до велика. Мальчишки все свободное время проводили на площадках или на тротуарах, где просто ставили ящики вместо ворот, и гоняли шайбу.

Мы тоже этим занимались, у нас даже было постоянное хоккейное «рубилово» с соседними дворами.

Можно сказать, что во времена конца 70-х-начала 80-х уже мало кто верил в наступление коммунизма в нашей стране, а вот в хоккейную сборную верили многие. Особенно после того, как прошла Суперсерия с канадскими профессионалами, и весь наш Советский Союз окончательно сошел с ума от любви к хоккею.

Тогда особых развлечений не было, и суперхоккейные яркие спектакли были чуть ли не единственным «светом в окошке». Ну, не считать же «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады», регулярно показываемые по телевизору строго на Пасху, чтобы молодежь на крестные ходы не ходила?

Как мы чуть было не «пролетели» мимо хоккея

Так что даже по телевизору хоккей с чехами был праздником, а мы с другом идем на матч вживую! И вот, не обращая внимания на небывалое оживление правоохранительных органов вокруг, мы, счастливые, довольные и чуть пригарцовывающие от ощущения замечательного зрелища, торопимся и… допускаем роковую ошибку.

Недалеко от метро «Спортивная» там был светофор, который переключился на красный. Но мы же торопимся на хоккей! И вот мы решаем перебежать!

И тут же слышим в громкоговоритель :»Молодые люди, остановитесь! Подойдите к машине.» Мы видим милицейскую машину с включенной мигалкой, и вся картина печального будущего мелькает перед нашим мысленным взором. Протокол, отвод в отделение, пропуск матча нашей мечты.

И вот решение приходит мгновенно. Мы не идем к машине, а со всех ног припускаем вперед. Сзади мы слышим, что машина с сиреной едем за нами.

Как же мы бежали! Наверное, так бежал от своих преследователей Остап Бендер после неудачного сеанса одновременной игры в шахматы.

И, о, удивительное дело! То ли неохота милиции было за мальчишками гоняться, то ли поручение какое-то срочное им дали, но убежали мы от них. А, может быть, нам просто повезло, и когда мы, раскрасневшиеся, вспотевшие и невероятно счастливые удачным для нас исходом погони, заняли свои места на трибуне, то поняли, почему был такой ажиотаж у правоохранительных органов.

А ларчик просто открывался

Как только матч начался, место в ложе занял не кто иной, как… Леонид Ильич Брежнев. Престарелый Генсек любил хоккей и приехал поболеть за сборную СССР.

Конечно, болел он не так, как мы, но кто знает, какая буря была в его душе, когда наши выиграли, по моему со счетом 3-2? Так что, счастливо избежав погони, мы вместе с руководителем партии и государства посмотрели хоккей и порадовались за наших.

Сейчас так не болеют. И уж точно так не бегают перед началом игры…




Adblock
detector