КХЛ держит курс на Китай, но нужно ли это Китаю?

Все мы знаем и помним о том, что в КХЛ намеривается принять в свой состав клуб из Китая. В очередной раз, неизбежность этого подтвердил вице-президент КХЛ Сергей Доброхвалов порталу «БИЗНЕС Online».

«ПРОДАЁМ КХЛ ТВ В АФРИКЕ»

— Сергей Андреевич, недавно было заявлено, что в следующем году планируется удвоение прибыли лиги. За счёт чего?

— В первую очередь у нас разработана трёхлетняя стратегия лиги, которая в феврале была утверждена советом директоров, в ней немалую часть занимает раздел по маркетингу, посвящённый финансовой стабильности и лиги, и клубов. Нам изначально было очевидно, что отношения клубов и маркетинга КХЛ в предыдущие годы были довольно натянутые и напряжённые. Поэтому нужно было срочно установить диалог и начать заниматься распределением прибыли между клубами.

— Что именно было не так во взаимоотношениях?

Механизм строился таким образом, что большую часть коммерческих прав лига забирала себе, а клубы от этого не получали никаких доходов.

— Хотя регламентировалось, что будут получать…

— Да. Мы сделали первый и основной шаг — лига делится с клубами доходами с телевизионных прав. Сейчас все спонсорские доходы идут на содержание чемпионата и оплату расходов, которые несёт лига, а от телевизионных прав почти 80 процентов уходит в клубы.

— Какова общая сумма, получаемая от телевизионных прав?

— Несколько миллионов евро. Это достаточно сложный технологический процесс — когда мы продаём права за границу, откуда получаем основной доход с точки зрения коммерции, мы несём немалые расходы, связанные с поднятием сигнала на спутник, доставкой. И всё это в валюте. Как раз получается, что после вычета всех расходов из полученных доходов распределяется 80 процентов оставшейся суммы. Например, за прошлый сезон мы распределили 114 миллионов рублей.

— А какие страны покупают трансляции КХЛ?

— Сейчас права проданы в более чем 27 странах мира — все страны-участницы КХЛ, европейские страны, США, Канада. Помимо продажи прав есть ещё и международная дистрибуция канала КХЛ ТВ, а он продаётся в большее количество стран. Даже в Африку, и мы недавно подписали контракт с Арабскими Эмиратами.

— Есть интерес к хоккею в этих странах?

— Интерес довольно большой, контракты немаленькие.

— Кто выражает самую большую заинтересованность, если не брать страны-участницы?

— Восточная Европа почти вся. Интерес есть, нам совершенно очевидно, что продажа телеправ — это основное направление, в котором лига будет расти в ближайшие несколько лет. Основная задача с точки зрения маркетинга — это изменение структуры доходов в сторону зависимости от телеправ, а не от партнёров. Понятно, что рассчитывать только на партнёров, особенно в сложных для всех экономических условиях, было бы не вполне дальновидно. Сегодня они есть, завтра их может не стать, а спрос на телевидение всегда останется. Если в структуре доходов зарубежных лиг телеправа занимают 60-70 процентов, 20-30 — это спонсорство, и 10-20 — так называемые game day revenues — это мерчендайз, еда, напитки, билеты на матчи, то у нас спонсорство — это 70-80 процентов.

— Даже 90...

— В каких-то клубах и 90, но я сейчас про лигу. Основная задача маркетинга на ближайшие несколько лет — диверсификация этих доходов.

— А как? Ведь не «Матч ТВ» будет скупать все права…

— Нет, в основном нами рассматриваются доходы с зарубежных рынков. Мы очень серьёзно настроены на продажу и популяризацию хоккея в Азии, где этот рынок сильно развит и сейчас появляются очень крупные игроки с точки зрения digital-ресурсов, которые тратят на трансляции порой большие суммы, чем способны потянуть телеканалы.

— Но даже у КХЛ пока есть откровенные проблемы с digital технологиями…

— Нет, у КХЛ нет проблем. Всегда есть, куда расти, но это не проблема.

— Вам кажется нет? Или просто сам рынок в России ещё не созрел?

— Ну, конечно. С текущим проникновением широкополосного доступа нам ещё есть куда расти, он ведь занимал 58 процентов по итогам 2014 года и вряд ли сильно вырос в 2015-м. Но сейчас мы показываем нашу статистику руководителям клубов с точки зрения digital ресурсов, за последние девять месяцев тех же социальных сетях рост подписчиков по отношению к накопленной за шесть лет аудитории составил более 62 процентов. И сейчас суммарное количество подписчиков в сетях составляет более 1,6 миллиона человек. И это только лиги, без клубов. Вместе с общей стратегией мы утвердили и нашу коммуникационную стратегию, которая направлена на привлечение новой целевой аудитории. В рамках этого усилили работу в соцсетях, переделали официальный сайт, который более адаптирован для новых зрителей, которые, может быть, первый раз знакомятся с хоккеем.

«ШАНХАЙ И ПЕКИН ДАЖЕ БЛИЖЕ, ЧЕМ ХАБАРОВСК»

image

— КХЛ рассматривает Азию и Китай, но ведь там уже серьёзная конкуренция. Футбольные топ-клубы ездят в турне, лиги, например НБА, продают там права. Каково будет заходить туда с чуждым для рынка хоккеем?

— В Азии имеется большой интерес, потому что две зимние Олимпиады будут проведены в Корее и Китае. Понятно, что популярность зимних видов спорта будет расти, особенно к хоккею, как к главному соревнованию. Мы видим большой спрос уже сейчас, когда проводим работу по популяризации бренда КХЛ. В Китае планируется проведение выставочных матчей с участием клубов КХЛ. Для КНР мы более интересный и удобный партнёр, чем американские лиги с точки зрения географии — один часовой пояс с КХЛ. Интерес мы чувствуем, так что проблем не будет. Переговоры с рядом телекомпаний в Китае уже ведутся, и наблюдается большой спрос.

— Какие суммы обсуждаются?

— Пока информация конфиденциальна. Cкажу, что несколько миллионов долларов.

— То есть, они могут удвоить всю прибыль лиги?

— Не удвоить, но существенный вклад принесут.

— То есть, когда говорят об увеличении доходов, имеют в виду продвижение в Азию?

— Нет, прибыль увеличится вдвое даже без азиатского рынка, мы же говорим об этом сезоне. А в следующем году, если всё получится, будет даже более значительный рост, я надеюсь, мы сможем сильно помочь клубам.

— Но ведь в НБА в своё время был Яо Мин, были другие игроки, которые привлекали внимание в своей стране к чужой лиге. В хоккее китайцев нет, это ведь тоже проблема для КХЛ.

— Существует два решения. Во-первых, у Китая есть стратегическая задача на уровне государства — развитие хоккея. Есть долгий путь и короткий, долгий — это создание хоккейных школ, молодёжное развитие, создание взрослой лиги. Детский хоккей, кстати, там очень развит, к нам уже приезжали команды, которые играли на уровне наших, просто в 12 лет занятия прекращаются, и ребята дальше не растут. А есть быстрый путь, по которому Китай решил пойти — это создание клуба КХЛ. Наверное, на первом этапе с каким-то существенным присутствием легионеров с участием местных хоккеистов — там есть молодёжные команды. А потом уже с взращиванием своих игроков с прицелом на домашнюю Олимпиаду.

— Нашему зрителю будет интересен этот проект?

— Мы здесь больше рассчитываем на интерес зрителя к противостоянию российской команды с зарубежной. При этом к новому клубу внимание всегда повышенное — все знакомятся, изучают уровень игры. А с присутствием легионеров, я думаю, их уровень будет сопоставим с нашими командами.

— Как эту инициативу воспринимают другие клубы КХЛ? Это ведь расходы, перелёты лишние…

— Логистика будет оптимизирована в любом случае. Команды, которые сейчас обсуждаются, будут находиться в Пекине или Шанхае, а с точки зрения часовых поясов они находятся даже ближе, чем Хабаровск, так что это не проблема. Но когда мы будем составлять календарь, возможно, будут приняты оптимизирующие решения в конференциях и дивизионах. В любом случае, это будет решаться корпоративными органами лиги совместно со всеми клубами.

— На сколько процентов сейчас проработан этот вопрос?

— Наша цель — вступление китайского клуба в КХЛ в следующем сезоне, и уже ведутся переговоры и с телекомпаниями, и с медиа-агентствами по привлечению спонсоров с азиатского рынка, и продаже телеправ не только в Китае. Понятно, что будет интересоваться и Корея, и Япония. Мы собираем потенциальные предложения от всех участников.

«В ЯНВАРЕ БУДЕТ ЕЩЁ ОДИН СПОНСОР»

— Азия перспективна, а какие отношения с Европой?

— Проработка идёт ежедневно, особенно в плане телеправ. Мы со всеми общаемся, пытаемся заинтересовать, доказать привлекательность этого проекта. Недавно совсем мы подписали контракт с международной компанией MasterCard, работаем и над привлечением международных компаний, которые могут активироваться и в других странах. Надеюсь, что в конце январе мы расскажем вам ещё об одной крупной компании.

— Что КХЛ может дать крошечная Эстония с новым клубом?

— По Эстонии пока сложно говорить предметно. В целом, любая страна — это новый рынок. Понятно, например, что Хорватия смотрит хоккей, и любая спонсорская ассоциация с клубом даёт очень много и лиге, и самой команде. Как правило, в таких странах клуб — это национальное достояние.

— «Медвешчак» так ценится в Хорватии? Это измерялось?

— Уже третий год подряд «Медвешчак» в результате изучения общественного мнения признается лучшим спортивным брендом в Хорватии и одним из трех лидеров региона.

— В Эстонии живет полтора миллиона человек, в Татарстане — почти четыре, а рынок здесь совсем не проработан. Стоит ли уходить за границу, если здесь ещё не всё готово?

— Нельзя ведь сказать, что мы работаем только на международном рынке, мы и в России прорабатываем все вопросы. В регионах регулярно общаемся со всеми клубами, и с местными компаниями, с частным бизнесом — телевизионными, рекламными агентствами.

«ХОККЕЙ ДОЛЖЕН ЗАМЕНИТЬ ТЕАТРЫ И РЕСТОРАНЫ»

— Где в России точки роста у КХЛ?

— Это определённо Москва — одна из стратегических точек, потому что город может предложить потребителю много разных развлечений. Что касается конкуренции, мы не рассматриваем футбол как соперника, для нас задача — привлечь людей из театров, ресторанов, боулинга. Хотим, чтобы хоккей был времяпрепровождением, досугом, чтобы люди могли сходить с семьёй и получить удовольствие не только от хоккея, но и от шоу, атмосферы праздника на арене. В регионах тоже работаем, это чуть сложнее там, где есть градообразующие предприятия, при которых есть хоккейные команды. Но даже в этом вопросе у нас есть достижения — получилось договориться о смещении времени смен на заводе, чтобы люди успевали не просто приехать на арену, но и заехать домой, взять с собой жён и детей.

— Посещаемость матчей выросла?

— Да, именно у этих клубов выросла.

— КХЛ в начале работы обещала клубам, что только первые три года будет забирать себе доходы от рекламы автомобилей, страховых компаний и напитков, накладывая запрет на работу клубов в этом направлении. Будут изменения?

— Основной точкой работы мы видим телевизионные права. Что касается спонсорства и партнёрства, работа ведётся совместно с клубами. Когда мы ищем партнёра, мы предлагаем сотрудничество не только с КХЛ, но и обсуждаем отдельные активации конкретно с каждым клубом, в зависимости от потребностей партнёра, целей и задач, присутствия в регионах. Сейчас часть рекламных категорий разблокированы, часть заблокированы, но это стандартная процедура для международных спортивных лиг, когда спонсорские категории приобретаются с блокированием. Мы делаем всё возможное, чтобы клубам помочь с точки зрения маркетинга, в том числе зарубежным командам. И всегда находимся в тесном контакте с нашими партнёрами, чтобы в некоторых случаях сделать для клуба исключения на конкретной территории.

— Есть примеры, когда компания от лиги пришла и в клубы?

— В прошлом сезоне у Pepsi был договор и с лигой, и с клубами с точки зрения продвижения брендов на конкретных рынках. Насчёт послаблений у нас есть яркие примеры за границей — если у партнёра лиги нет задач по активации в других странах, у того же «Согаза» или «МегаФона», мы иностранным клубам разрешаем искать локальных игроков. Та же история с новым партнёром MasterCard, который получил эксклюзив в категории «платёжные системы и банки», но при этом мы понимаем, что есть много клубов, которые работают с региональными банками. Поэтому этот эксклюзив не распространяется на клубы.

«ЙОКЕРИТУ» ЗАПРЕТИЛИ РЕКЛАМИРОВАТЬ БУКМЕКЕРОВ»

— Категория автомобильного бренда освободилась?

— Была компания Chevrolet, которая, к сожалению, покинула российский рынок, поэтому и прекратила сотрудничество с КХЛ. Мы ведём переговоры с одной компанией, всем клубам до первого января была разблокирована эта категория.

— И все её провалили…

— Мы ведь понимаем, какая ситуация сейчас, поэтому спонсора найти сложно. Скорее всего, в этом сезоне такого партнёра у нас уже не будет, поэтому клубам можно будет искать спонсоров, я буду только рад, если они смогут договориться.

— То есть теперь ситуации, как с «Йокеритом», которые играли с нашивками No logo, не будет?

— Вопрос урегулирован, они играют с рекламой. Вы ведь знаете, что там всё было связано с рекламой букмекеров? Был локальный игрок, компания, реклама которой на территории России запрещена, поэтому в рамках чемпионата КХЛ они размещать такое не могли. Вопрос урегулирован. Все компании, которые размещены на форме «Йокерита», соответствуют законам о рекламе всех стран-участниц лиги.

— Но ведь букмекеры — это тоже точка роста. Проработка идёт?

— На данном этапе ведётся работа с международными компаниями, где это разрешено. Также участвуем в обсуждении этого законопроекта, пытаясь отстаивать интересы КХЛ.

— Доходы с телеправ в основном идут с регионов. Будут изменения в трансляциях?

— Основной задачей в телевизионном бизнесе видится улучшение качества трансляций. Здесь достигнуты определённые успехи — всего восемь клубов не транслируются в формате высокой чёткости. В январе картинка появится в «Нефтехимике», они уже закупили оборудование. Сдвинуть ситуацию с мёртвой точки помогло как раз отношение к телеправам — мы даём большие скидки региональным телекомпаниям, которые инвестируют в оборудование. Если ты потратил деньги на улучшение качества трансляций, ты получаешь серьёзные финансовые послабления при покупке трансляций.

— Плюс распределённые средства по итогам сезона…

— Да, мы их распределяли по определённой формуле — 40 процентов делятся поровну на все клубы, 30 процентов — в зависимости от спортивных результатов, и ещё 30 в зависимости от телевизионного спроса. Чем больше твоих трансляций покупали, тем больше денег получаешь.

— Какой была минимальная сумма?

— Около двух миллионов рублей.

— Но ведь этого недостаточно, чтобы улучшить картинку…

— Так мы поощряем клубы инвестировать в улучшение качества света, в телевизионное оборудование. Нужно понимать, что в вопросах организации телетрансляций взаимодействие у нас идёт не с клубами, а с телекомпаниями. Из-за этого возникает треугольник — клуб заинтересован, а у компании не всегда есть деньги. Мы как раз стараемся через клуб помочь. Понятно, что за два миллиона оборудование не купить, но свет на арене можно улучшить, поставить две камеры над воротами тоже получится. Тот же «Нефтехимик» получил 3,5 миллиона, они хотели потратить его на свет, но после расчётов получилось, что этих денег не хватает — нужно около десяти. И тогда они обратились в лигу с просьбой потратить деньги на аренду необходимого оборудования.

«НЕФТЕХИМИК» СИЛЬНО ПРОДВИНУЛСЯ В ПЛАНЕ МАРКЕТИНГА

image— «Нефтехимик» столько лет был проблемным, а сейчас начал меняться…

— Клуб очень прогрессирует с точки зрения маркетинга. Мы ездили в Нижнекамск, коллеги сами тоже приезжали в Москву, на совете директоров как раз обсуждали освещение, которое будем потом инспектировать. Деньги, которые мы распределяем, не могут быть потрачены клубами полностью на свои нужды — зарплаты и прочее. Есть целевые программы, рекомендованные клубам — работа с прессой, оборудование пресс-центра, высокоскоростной интернет, плазменный телевизор. Потом работа со зрителями — аниматоры, комнаты матери и ребёнка, всё, что необходимо для увеличения посещаемости арен. И модернизация светового оборудования и бортовых систем.

— А с кем вы работали в «Нефтехимике»?

— Вопросы решались на уровне генерального менеджера и директоров по маркетингу. Дальше уже обсуждали всё с инвесторами. Как лига мы высказали минимальные требования — количество камер, производителя, качество линз оптики. Понятно, что нам нужно внимательно проследить за освещением, потому что по картинке в высоком качестве сразу видно все проблемы арены.

— Когда КХЛ сможет сказать, что все сто процентов матчей будут показаны? Часто картинки с игр просто нет…

— Сейчас мы производим почти 90 процентов трансляций. Бывают сложности с рядом московских матчей, потому что в регионах обязанность по показу лежит на местных компаниях, а в Москве КХЛ сама тратит деньги на аренду ПТС и прочее. В предыдущие годы непроизводство некоторых матчей было вызвано экономией средств, но с увеличением доходов будем стремиться к показу всех матчей. При этом часто показ организовывается силами клуба — так происходит и в «Динамо», и в ЦСКА. Качество там другое, но в интернете мы даём возможность смотреть этот матч.

— А что делать с владельцами абонементов на показ всех матчей «Витязя»? Таких людей немного, но они ведь есть.

— Есть, конечно. Но мы стараемся в равном количестве показывать все матчи клубов КХЛ — в сентябре произвели три матча «Витязя» вместо трёх матчей ЦСКА, например.

— Есть решение проблемы?

— Разумеется. Оно появится в ближайшее время и будет соразмерно увеличению доходов КХЛ.

— Но пока все клубы немножко платят за показ матчей в Москве? Раз КХЛ эти деньги не распределяет, а тратит на производство картинки столичных клубов.

— Не платят, там очень сложная финансовая формула, и производство московских матчей не попадает в неё.

— В КХЛ есть клубы, которые могут приблизиться к самоокупаемости?

— В теории это возможно, но всё же в долгосрочной перспективе. Мы постоянно ведём работу с клубами по увеличению маркетинговой привлекательности организации. Изучаем международный опыт, делимся им. Возможно, это получится у клубов с не самой большой зарплатной ведомостью.

— Кто показывает лучшие результаты сейчас?

— Минское «Динамо», СКА, тот же «Нефтехимик». Маркетинг — это не только билеты, но и мерчендайз. Есть клубы, качество продукции которых требует улучшения. Сейчас почти со всеми клубами заключены соглашения о праве производства товаров с символикой команд. Делаем сами, а потом уже клубам платим отчисления с лицензионной продукции. Так мы можем охватить всю страну — берём на себя продажи атрибутики в других городах.

— Возможно ли, что у КХЛ появится единый технический спонсор?

— Мы много обсуждали это вместе с клубами. У всех есть свой контракт, выгодный вполне, пока большинство клубов просят этого не делать. Это огромный пирог, но нам пока ещё есть, где заработать деньги, так что эта задача не в приоритете. Пока никто не предложил таких условий, которые устроили бы и Лигу, и клубы.

«14 МАТЧЕЙ В ОДИН ДЕНЬ — ЭТО МИНУС»

— Регламент КХЛ серьёзно поменялся в вопросах работы прессы, но наверняка ещё остаются проблемные команды. Что лига делает в этом направлении?

— Мы понимаем, что общение с журналистами для нас не менее важно, чем общение с болельщиками, потому что это те, кто формирует общественное мнение о нашем виде спорта. В этом сезоне в регламент внесено много поправок по общению с прессой. Стали строже отслеживать нарушения регламента, предупреждать и даже штрафовать клубы, которые не соблюдают правила — не предоставляют игроков для флеш-интервью, например. Но есть ещё глобальная задача не кнутом, а пряником объяснить клубам, что это в их интересах, что это надо им самим. Всё это в рамках программы по раскрутке новых звёзд — у нас определён список, по которому ведётся работа.

— Но в клубах ведь этого не понимают…

— Это как раз наша основная задача — донести до руководства, что это необходимо. И инвестируя в раскрутку, всё вернётся в маркетинге, на имени игрока можно зарабатывать деньги.

— У КХЛ есть типовые контракты, но в них пока нет пункта об общении с прессой. Не планируете ввести его?

— Мы надеемся, что и так удастся научить. Пряником.

— Но открытых тренировок нет у клубов по ходу чемпионата, и в паузах ничего не происходит. Это вообще проблема для маркетинга?

— Паузы, скорее, даже плюс со спортивной точки зрения. Большинство клубных руководителей высказались, что второй перерыв на Евротур пошёл на пользу — дал восстановиться игрокам. Что касается маркетинговой стороны вопроса, то многие клубы также проводят это время с пользой для себя и своего бренда.

— А 14 матчей в один день — это плюс или минус?

— Минус. Но этот сезон в связи с проведением домашнего чемпионата мира получается особенным. Нужно понимать, что составление календаря — это огромная, сложнейшая работа. Есть занятость дворцов — «Йокерит» перед стартом сезона прислал письмо, что в ноябре 22 дня из 30 их арена занята другими мероприятиями. Вот и попробуйте все матчи уместить в оставшиеся восемь дней. Одна из наших задач — сделать так, чтобы для арен хоккейные матчи был приоритетными, и сначала планировался календарь игр, а потом уже все остальные мероприятия. Поэтому нужно делать из хоккея событие, чтобы матч приносил больше, чем концерт или шоу. Я надеюсь, в следующем сезоне нам удастся раздвинуть календарь, поработать над хоккейными понедельниками и сделать его более интересным.

— Хоккей с точки зрения маркетинга — спорт номер один в России?

— Безусловно. Мы лидируем не только в России, но и за границей одна из самых коммерчески успешных лиг.

— Убирая АПЛ?

— Да, у нас реальная коммерческая, рыночная оценка довольно высокая. К нам приходит всё больше и больше партнёров из бизнес-сектора, а не из государственного, которые видят коммерческий потенциал и интерес.

— «Ростелеком» действительно пришёл за коммерческим интересом?

— Абсолютно. Они были заинтересованы, составили бизнес-план, который мы вместе изучали. У «Ростелекома» есть большое количество оборудования, оставшееся после Олимпийских игр, которое позволяет в высокопрофессиональном качестве показывать все трансляции. С учётом развития HD-технологий нам было важно иметь такого партнёра. А с точки зрения «Ростелекома» это полностью коммерческий проект, как и для всех партнеров КХЛ.

Таким образом «китайская лихорадка» в сильнейшей лиге Евразии продолжает набирать обороты, а тем временем в поднебесной….

imageНесколько дней назад тот же порталу «БИЗНЕС Online» очень продуктивно пообщался с братом тренера ЦСКА, долгое время работающим в Азии, а ныне являющимся главным тренер молодежной сборной Китая Олег Горбенко. Он утверждает, что в стране пока ничего неизвестно об этом проекте. Также собеседник поведал о сложностях с которыми столкнется лига.

«НАСЧЕТ СТАДИОНОВ ВОЛНОВАТЬСЯ НЕ СТОИТ»

– Вы, наверное, в Китае целыми днями обсуждаете, кто же войдет в состав нового клуба?

– Если честно, то я все новости узнаю из российских источников. В Китае ничего про это не слышно.

– Ой, а мы думали, что Шанхай и Пекин бьются друг с другом, чтобы команда КХЛ базировалась именно у них.

– Наверное, какие-то переговоры идут, но нельзя сказать, что про это рассказывают. Я же работаю в частном клубе, в дела федерации хоккея не лезу. Говорят, что новая команда будет базироваться в Пекине, но непонятно, на каком стадионе.

– А нет стадиона?

– Специализированного нет, но, вроде бы, могут перестроить баскетбольную арену под хоккей. Думаю, что проблем не будет.

– Там нет хоккейных арен?

– Есть-есть, я даже показать могу. В Китае же есть клуб, выступающий в Азиатской лиге. Смотрите, вот стадион в центре Пекина, вмещает примерно восемь тысяч зрителей. (Олег показывает фотографию, действительно стадион большой. Ни на один из наших не похож. Что-то чуть-чуть от Новосибирска, чуть-чуть от старой арены, на которой выступал пражский «Лев»).

– В Пекине тренируется профессиональная команда?

– Тут проходят вынесенные матчи Азиатской лиги, фигуристы занимаются. Но я не знаю, можно ли на таком стадионе играть матчи КХЛ. То есть я просто не знаю, соответствует ли он всем требованиям. Но мне известно, что представитель лиги ездил в Харбин и сразу же отверг вариант с тем городом.

– Почему?

– Да там ужас, а не стадион. Были в Цицикаре – тоже вряд ли пойдет. Остается Шанхай и Пекин. Но вы вообще зря переживаете насчет стадионов.

– А насчет чего переживать?

– Где брать хоккеистов? Нет, я понимаю, что есть варианты с драфтом расширения, возможно, пригласят игроков из низших американских лиг, из Европы. Но китайских игроков на одну профессиональную команду не хватит. В смысле, набрать-то можно, но это будет несерьезный уровень.

«ХОККЕИСТОВ МАЛО»

image– Попробуйте объяснить, каков средний уровень китайского игрока. В высшей лиге кто-нибудь заиграл бы?

– Один человек, возможно, и закрепился бы в какой-нибудь команде. Но что такое один человек. Любого поставь в приличное звено и он картину не испортит. Но двадцать пять человек, которые бы играли на таком уровне, просто не найти.

– Вы же какую-то команду долго тренируете.

– У меня занимаются ребята, которым сейчас по 18 -1 9 лет. Если их и дальше вести, тренировать, то, возможно, кто-то из них и сможет сыграть на таком уровне. Но это не вопрос ближайших лет. Скорее тут уже стоит думать об Олимпиаде 2022 года. У меня неплохая команда – человек десять вполне перспективные. Но нам трудно развиваться.

– Почему?

– Так в Китае нет молодежного первенства. Если бы мы играли, например, в МХЛ, то развитие бы началось, а так… Нам приходится выступать в чемпионате Китая и ребята еще сыроваты для взрослого хоккея, каким бы он ни был. Фактически нам не с кем играть. Сейчас в условном молодежном чемпионате Китая выступает четыре команды. И мы встречаемся нерегулярно, но при этом по странной схеме.

– Расскажите.

– Допустим, приезжают к нам участники в город. За три дня надо провести шесть матчей. Так вот первая встреча начинается в 9 утра, затем попил водички, а в 12 – следующий матч. И так три дня. И регламент постоянно меняется. Вы слышали про кошмарный случай в нашем хоккее?

– Да, один хоккеист едва не умер на льду и об этом мы еще поговорим.

– Так после того эпизода снова поменяли схему розыгрыша. Всё переносится, никакой стабильности.

– Чуть-чуть расскажите про взрослый чемпионат Китая? Он вообще есть?

– Конечно, есть, ведь национальное первенство нужно обязательно проводить, если ты являешься членом ИИХФ и нужно провести не менее 18 матчей. Но там постоянно меняется количество участников, составы команд. Тоже никакой стабильности в регламенте.

«КО МНЕ НИКТО НЕ ОБРАЩАЛСЯ»

Если честно, то не очень понятно, почему организация некого хоккейного клуба проходит без вас. Вы выиграли один из молодежных чемпионатов мира со сборной Китая и пусть в низшей группе – это не имеет значения. Вы работали в российском клубе и прекрасно понимаете нюансы нашего турнира.

– Никто не обращался. Я не знаю, почему.

– Говорят, что как только в Китае заговорили о КХЛ, туда хлынул поток европейцев, американцев. И они возле федерации, мол, все сделаем, все подскажем, давайте должность.

– Мне трудно кого-то в чем-то обвинять. Но в Китай едут просто заработать. Спортивных школ нет, но можно организовывать подкатки. Час занятия стоит 350 юаней – это три с половиной тысячи рублей. Очень дорогой лед.

– Прилично.

– Ну да, а системно никто практически не занимается. Я имею в виду, чтобы взять возраст, вести его. Не исключаю, что кто-то из этих людей, работающих на подкатках, сейчас стремится в клуб. Но это только версии – сам я с этой кухней не знаком.

– Чем ситуация с этими «подкатчиками» отличается от вашей?

– Я работаю в частной команде и у меня боеспособный коллектив, с которым мы работает по-серьезному. Двухразовые тренировки, сборы. Знаете, я хочу вот такую историю описать. До момента, когда Китай назвали хозяином Олимпиады-2022, моей командой никто не интересовался. А потом началось.

– Что?

– Прихожу на тренировку – шведы стоят. Что они там делают?

– Да. Что они там делают?

– Смотрят тренировку. На следующий день прихожу – чехи, затем американцы. Зачем они пришли? Через несколько дней приходит хозяин команды. Спрашивает, а чем мы вообще занимаемся.

– Логично.

– Да он никогда этим вопросом не интересовался. Он инвестор. Ну содержит команду и содержит. А интересоваться начал специфическими вещами. Как проходят тренировки, над чем мы работаем? Я удивился, спрашиваю, зачем ему все это, кто эти вопросы задает? Молчит. Я-то не против. Говорю, давайте, встретимся, я вам вообще весь тренировочный план покажу и объясню, каждый момент работает. Просто смешно, что семь лет не интересовались, а сейчас вдруг интерес появился.

– Можно немного о вашей команде?

– Это частная команда и у всех пацанов контракты до 2024 года. Может быть, на нас рассчитывают, как на пополнение команды КХЛ. Если парней вести, то они, конечно, к этой лиге бы подтянулись. Не все, но подтянулись. Мы играем в чемпионате Китая, в молодежном турнире.

– А почему не выигрываете чемпионат Китая, раз вы долго тренируетесь?

– Да против нас выходят мужики 26 — 27 лет. Плюс не забывайте, что в турнире выступает клуб из Азиатской лиги. Это все-таки другой уровень.

«ИСПУГАЛСЯ, ЧТО ОН УМРЕТ»

image

– Теперь о самом знаменитом случае в истории китайского хоккея, который случился в декабре. Мы больше ничего и не знаем о том, как развивается в этой стране игра, а тут вопиющий случай. Игрока сборной Китая дисквалифицировали пожизненно за грубость против другого хоккеиста.

– Из моей команды.

– Не будем интриговать читателей? Я знаю, что вы пострадавшему жизнь спасли.

– Наверное, можно и так сказать. Расскажу, как дело было. Шел матч, мы вели в счете. Наш хоккеист обыгрывает этого игрока сборной, а тот откровенно бьет ему черенком клюшки в лицо. Выбивает зубы, рвет щеку. Наш понятно падает, лежит, а я от него взгляд не отвожу. Что-то мне не нравится. Понимаете, в моей жизни был один случай, когда я играл за «Амур». В самолете вместе с нами эпилептик был, у которого случился приступ. И я вижу, что у моего парня нечто подобное происходит. Он лежит и дергается. Никто не обращает внимания. Другие хоккеисты к судье – требуют удаления, арбитр с ними говорит, а на парня не смотрят даже. Ну я на лед.

– А там?

– Вижу, что он дышать не может, дергается, синеет. У меня в кармане маркер. Я пытаюсь ему запавший язык из гортани вытащить. И тут понимаю, что маркер не той стороной сую. Если колпачок отпадет, то в горло попадет беды не оберешься. В общем колдую, ничего не помогает.

– Где врачи?

– Да нет никого. Все же это быстро. Короче, принесли носилки, вынесли на улицу. Скорой помощи нет, у меня паника, я весь в крови. Искусственное дыхание – не помогает. Бью по груди – ничего. Потом я уже чуть приподнял его, перегнул, как делают с людьми, которые подавились. Только это и выручило. Смотрю – задышал. Но страху я натерпелся.

– А игра идет.

– Пауза была, пока я с игроком возился. Как только увезли, я прибегаю на стадион и говорю, что матч надо заканчивать. Добром все бы это не кончилось. Но арбитры ни в какую. Мол, если матч прекратят, то вас с турнира снимут. Пожимаю плечами, ну смотрите. Сейчас такое начнется, а я вас предупредил. Попросил у арбитра еще пару минут, чтобы сходить умыться. Я же весь в крови.

– А когда вернулись?

– Только вбрасывание, как началась драка. Я-то своим ору на скамейке, чтобы они сидели, не выходили на лед. Еще не хватало потасовки команду на команду. Но все бы это обязательно завершилось бы массовой дракой. Увожу парней в раздевалку, говорю судьям, что все закончится плохо, а если нас снимут – ну, что делать. Все равно бы хоккея не было. Но в итоге нас так и не наказали.

«ПО-КИТАЙСКИ Я УЖЕ ГОВОРЮ»

– Вы работает в стране с совершенно другим менталитетом. Читал ваше интервью, где вы все удивлялись, как китайцы везде курят. Сами-то не начали?

– Нет. Но, кстати, у нас на стадионе с этим относительный порядок. Все уже знают, что я ненавижу курение и воздерживаются. А раньше дышать было невозможно.

– Вы и китайский изучили?

– Объясниться могу.

– Там же многое от интонации зависит.

– Ну да, разобрался с этим. Там другой момент есть. На меня смотрят, как на иностранца в любых местах. И когда я начинаю говорить на китайском, то в голове у них что-то выключается и меня не понимают, хотя я все понятно говорю.

– Например.

– Хочу купить авиабилет, подхожу к кассе, говорю мне один билет туда-то. Кассирша непонимающе смотрит. Повторяю. Она молчит. Я спрашиваю, ты кореянка что ли? Китайский совсем не знаешь. Тут она приходит в себя и все прекрасно начинает понимать.

– Но писать вы не научились?

– Да ну, что вы. Иероглифы я даже изучать не пытался. Свое имя не напишу.

– Вы уже научились, как китаец есть всё, что шевелится?

– Да это миф, ну что вы. Экзотическая кухня, конечно, существует. Рассказывают, что и собак в каких-т местах едят, но я с этим не сталкивался. Если честно, то я очень доволен китайской едой. Полюбил ее всем сердцем. Там же многое на рисе, а я рис люблю.

image– Знают ли в Китае, чем Артём Лукоянов отличается от Евгения Лапенкова? Следят ли за нашей лигой так, как это делаем мы?

– Нет-нет, КХЛ до недавнего времени не показывали, а вот трансляции НХЛ есть. В этом смысле здорово помогло, что игрока из Китая выбрали на драфте. Но вы знаете, насчет популярности тоже не стоит особо волноваться. Уверен, что если команда появится, то народ пойдет. А что касается знания российских хоккеистов, то в нашей команде точно знают Александра Радулова. Мы и матчи ЦСКА смотрим, и что-то из их тренировочного процесса берем.

– Вы бы хотели поработать в китайской команде КХЛ?

– Еще бы. Это же совершенно другой уровень. Конечно, хотелось бы. Я вам скажу, что поначалу и китайцам будет очень тяжело не только в хоккее, но и в организации. И российские клубы, прилетая туда, будут сталкиваться с различными проблемами. Но если все сложности будут преодолены, то все получится.

– Смог над городом не победить.

– О, это кошмар. У меня видео есть, как я еду по Пекину как раз во время смога. Смотрите. Это еще полегче стало – хоть здания видны. Но вообще ужас. Я когда солнышко вижу – радуюсь

Напомним, КХЛ позиционирует себя, как открытая международная хоккейная лига, объединяющая хоккейные клубы из России (22 команды), Белоруссии (1 команда), Казахстана (1), Латвии (1), Словакии (1), Хорватии (1) и Финляндии (1), которые ежегодно борются за главный трофей лиги — Кубок Гагарина. Ранее в состав участников входили Лига образована в 2008 году и объединяла в себе первоначально 24 команды. В сезоне 2015/16 в лиге играет 28 команд из 26 городов. Планируется дальнейшее расширение лиги до 32 команд.

В заключение добавим, что кроме Китая на место в КХЛ претендует и скромная Эстония, которая впрочем ничем не хуже и не лучше. Правда, финансовые возможности, а следовательно и перспективы команды не сравнимы. Зато у эстонцев, чей клуб уже будет базироваться в столичном Таллине, есть логотип….

imageОби страны далеки от лидеров мирового хоккея в рейтинге IIHF, Эстония — 29 месте, а Китай — 38 место. Впрочем, у участвующей в КХЛ Хорватии тоже только 27….так что все в рамках концепции развития лиги.

 

банер

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

КХЛ держит курс на Китай, но нужно ли это Китаю?
СЕГОДНЯ!!! «Нефтяник» Vs «Ермак» в 23:30
Adblock
detector